Описание сюжета

 

 

Часть 1. Отторжение

Часть 2. Осмысление

Часть 3. Симбиоз

 

 

Часть 1. Отторжение

 

Волчонок, 18-летний вампир, живёт со своей бабушкой 92 лет, которая выглядит не старше 50-60 (классические вампиры живут дольше людей – в среднем по 110-120 лет). Вампир и его бабушка живут дружно, заботятся друг о друге. У него пока нет этого прозвища – «Волчонок» – бабушка называет его просто «внучек».

Лет до шестнадцати Волчонок не знал, что каждый день выпивает стакан человеческой крови. Бабушка просто давала ему стакан и говорила, что это такой компот по семейному рецепту – а рецепт должен оставаться в секрете… И лишь когда Волчонок стал достаточно взрослым, бабушка посвятила его в их Тайну.

И тогда же она научила его молитвенному Жесту Благодарности – традиционному жесту вампиров, преисполненному глубокого символизма. Вампир обязан выполнять Жест Благодарности всякий раз перед тем как выпить стакан крови – свою суточную норму. Вот этот жест – Жест Благодарности у вампиров.

Бабушка – Волчонку: «Нужно соединить руки вот так… Пальцы плотно сжать… А большие пальцы поднять вверх… Чуть склонить голову… Этим жестом ты показываешь, как трепетно ты относишься к тому, что тебе даровано… И мысленно вознести слова благодарности твоим Донорам, которые даровали тебе ещё одну порцию крови – ещё один день жизни».

Бабушка научила его строго хранить их Тайну: что они – кровепотребляющие вампиры. Бабушка имеет контакты с некой «Сетью снабжения», о которой Волчонок ничего не знает. Бабушка говорит, что для безопасности ему лучше пока о ней не знать – таковы правила.

В «Сети» бабушка каждую неделю пополняет запас человеческой крови, который хранится у них дома в специальном контейнере. Причём покупает кровь она за очень большие деньги. Каждый день она и её внук выпивают по стакану крови. Бабушка очень трепетно относится к крови – и внука приучает к тому же. Она говорит ему: «Это кровь наших Доноров, которые добровольно либо за вознаграждение согласились поделиться ею с нами. Они помогают нам выжить – и мы должны быть благодарны им, и молиться за них».

Помимо этого, бабушка научила внука тому, как вести себя в той или иной гипотетической ситуации.

(Вступительные сцены с бабушкой нуждаются в более детальной проработке и упорядочивании.)

 

И вот однажды одна из таких ситуаций произошла. Отправившись на очередной контакт с «Сетью», бабушка не вернулась домой.

Внук был научен, что в этом случае нельзя обращаться в полицию – потому что это угрожает безопасности «Сети». Нужно просто сидеть и ждать, продолжать заниматься своими делами. И внук с тяжёлым сердцем, страшно переживая, стал ждать, внешне стараясь не выказывать перед соседями и знакомыми никаких признаков волнения. Запас крови в их квартире был ещё дней на десять.

Я напомню, что классический вампир не может обходиться без подпитки человеческой кровью более трёх суток – у него начинается кровяное голодание, ему постепенно становится всё хуже, и, в конце концов, он умирает.

Примерно через 4 дня после исчезновения бабушки в квартиру стали настойчиво звонить. «Откройте, полиция!» Юноша был подготовлен бабушкой и к этой ситуации. Он крикнул сквозь дверь: «Погодите минутку, я не одет!», – а сам быстро вылил весь оставшийся запас крови в унитаз.

И, как оказалось, эта экстренная мера предосторожности была не напрасной.

Он открыл дверь, в квартиру вошли два полицейских. Старший из них сказал: «У меня для вас печальные новости, молодой человек. Вчера ночью ваша бабушка скончалась в полицейском участке. Мы задержали её четыре дня назад по подозрению в связи с наркокурьерами. Наш сотрудник видел, как неподалёку от речного вокзала какой-то человек передавал ей пакет неизвестного содержания. При этом оба вели себя несколько тревожно, как будто стараясь остаться незамеченными – и это вызвало подозрения у нашего сотрудника. Когда он попытался подойти к ним, ваша бабушка успела выкинуть пакет в реку, а её компаньон скрылся. (ВИДЕОВЕРСИЯ СЦЕНЫ)

Мы имели право задержать вашу бабушку на трое суток до выяснения обстоятельств – и мы это сделали. Документов при ней никаких не оказалось, поэтому мы долго не могли установить личность – сделали это только сегодня утром.

На вторые сутки вашей бабушке отчего-то стало плохо. Мы вызвали врача – но он не смог поставить диагноз и предложил перевести её в больницу. Мы уже собирались согласиться, как вдруг ваша бабушка неожиданно набросилась на врача. Это был какой-то странный припадок – глаза у неё были полузакрыты – сложилось впечатление, что она в беспамятстве пыталась укусить врача. Мы оттащили её, он вколол ей успокоительное, но она через несколько минут умерла. Мне очень жаль – мы действовали в рамках закона.

Завтра вам следует явиться в участок для опознания. А теперь извините – мы должны произвести у вас в квартире обыск».

Но полицейские, разумеется, ничего подозрительного не обнаружили.

 

Бабушка предупреждала внука: «Если со мной, не дай Бог, что-нибудь случится, а я не успею тебя предупредить – не тревожься. «Сеть» не оставит тебя – она позаботится о тебе. Подожди, пока кто-нибудь из «Сети» не явится к тебе».

Внук послушался указания бабушки – больше ему ничего не оставалось. На следующий день он сходил в участок и опознал её – да, она действительно умерла.

Он был раздавлен горем – он очень любил свою бабушку. Но ещё его начинала всё больше беспокоить собственная судьба – вот уже вторые сутки у него не было кровяной подпитки, а из «Сети» так пока никто и не приходил. И где раздобыть новый запас крови, он не знал.

У юноши начало ухудшаться самочувствие – первые симптомы кровяного голодания. У него начала кружиться голова, ему стало трудно дышать, появились боли в груди, озноб.

Вампир подумал, что придётся как-то самому позаботиться о себе. Но он не знал, как. Почему-то первым делом он машинально пошёл в центр приёма донорской крови, поболтался там некоторое время, но так ничего путного и не придумал. У него была мысль самому под видом донора пробраться в лабораторию, где есть склянки с кровью, и выкрасть одну из склянок – но он решил, что это авантюра. Рискованно, слишком много свидетелей, незаметно выкрасть не получится.

Тем временем, ему становилось всё хуже и хуже. У него уже начала нарушаться координация движений – он шёл по улице, пошатываясь. Прохожие принимали его за пьяного и ворчали. У него появилась болезненная потливость.

Он забрёл в парк – присел на скамейку перевести дух и собраться с мыслями. Тем временем на соседней скамейке весёлая молодёжная компания бурно обсуждала тему вампиров, оборотней и всякой «нечисти». Один парень из компании, который был как раз в центре всеобщего внимания, своей не вполне обычной внешностью очень напоминал Графа Дракулу – от того весь разговор и завязался. Пару раз этот парень скорчил ещё зловещие демонические гримасы – что вызвало взрыв всеобщего гоготания. А наш вампир грустно посмотрел на ребят и удалился восвояси. (Подробный текст сцены) (Фотоэскизы сцены)

 

«Чёрт, но так ведь и окочуриться недолго… Делать что-то надо», – сказал он сам себе. А выход был один – уговорить кого-то дать свою кровь. Но кого? Кто согласится? Как объяснить? «Что ж, придётся выходить на охоту – прямо как в средневековье…» – совсем невесело подумал вампир. И отправился в аптеку.

В аптеке он заплетающимся языком, придерживаясь рукой за витрину, чтобы не свалиться, попросил скальпель, вату и медицинский спирт. Аптекарша посмотрела не него с подозрением, но названный товар продала.

И вампир отправился в парк.

 

Вечерело. Вскоре стемнело. Людей в парке становилось всё меньше.

Наконец, он приметил себе девушку примерно одного с ним возраста, которая шла по безлюдной аллее. Он направился к ней и попытался заговорить.

Дальше следует очень драматическая сцена, которую нужно очень хорошо и эмоционально сыграть.

Вампир пытается заговорить с девушкой, но девушка, естественно, его пугается и пытается поскорей от него уйти. Ещё бы: какой-то непонятный юноша со странным выражением лица и дрожащим срывающимся голосом – то ли укуренный, то ли обколотый… И непонятно, что он от неё хочет. Что-то бормочет про то, что оказался в очень сложной ситуации, что у него редкое заболевание, но в больницу он обратиться не может, что ему срочно нужен гемоглобин… Просит прощения за то, что обращается к ней, просит не бояться его, просит ему помочь и говорит, что сделает всё аккуратно, стерильно и небольно – у него с собой скальпель и медицинский спирт…

Тут до неё доходит, что ему зачем-то нужна её кровь и он собирается порезать её скальпелем. Она меняется в лице, выставляет руку вперёд в защитной позе (потому что он маячит перед ней, загородив ей проход) и говорит: «Так, парень, я сейчас буду орать…». Он убеждает её: «Нет, прошу вас, успокойтесь – я не маньяк, не псих, я… я… я адекватен! Мне просто очень нужен гемоглобин, иначе я умру! Пожалуйста! Прошу вас! Хотите, я на колени встану!»

Девушка кричит: «На помощь!» Вампир кидается на неё и зажимает ей рот. «Нет, нет, пожалуйста, не кричите…» Он валит её на землю и тащит в кусты. Она мычит, вырывается, но тщетно – вампиры сильнее людей, и подмять её под себя для него не составило особого труда. «Сейчас, сейчас, я быстро… Пожалуйста, потерпите, так надо…»

Продолжая зажимать ей рот и сковывая её движения, он кое-как умудряется достать из кармана ватку, обмочить её спиртом, а затем протереть ваткой скальпель. Он делает надрез у девушки на плече – старается сделать это максимально аккуратно, бережно. Девушка мычит пронзительно, истошно, благим матом. Она думает, что он сейчас будет её убивать.

Но уже через несколько секунд он выпускает её. Девушка вскакивает, отпрыгивает в сторону и бежит со всех ног. На мгновенье оборачивается и видит, что юноша не тронулся с места и по-прежнему сидит на земле. Она чуть останавливается и смотрит на него. По руке у неё стекает кровь. Кровь стекает и у него с губ. И он бормочет ей вслед: «Простите меня… Ради Бога, простите…» Девушка секунду молчит, глядя на него широко раскрытыми глазами, а потом выкрикивает: «Ты – долбаный псих! Урод чёртов! Будь ты проклят, тварь! Животное! Чтоб ты сдох!..» И убегает.

Вампир сидит некоторое время неподвижно, переводит дыхание. В свете фонаря видно, что он плачет, а на губах у него застыла кровь (это одна из основных иллюстраций к сюжету – плачущий вампир!). Он еле слышно бормочет: «Господи, что ж я делаю-то… Может, лучше мне и правда сдохнуть?..»

(Фотоэскизы сцены) (Видеопроба сцены)

 

 

Часть 2. Осмысление

 

Подавленный, юный вампир медленно выходит из парка и идёт вдоль шоссе. Видок у него ещё тот – растрёпанный, грязный (после валяния на земле), с пятнами запёкшейся крови на лице и одежде. Рядом с ним останавливается машина. «Эй, парень!» – окликнул его из машины молодой энергичный женский голос, – «Ты в порядке?»

Юноша ответил в шальной манере: «Нет, милая барышня! Я абсолютно не в порядке! Может, вы меня собьёте своей машиной, а? Я вам буду очччень признателен!»

«Садись, подвезу», – сказала девушка, – «А то тебя в таком виде живо полиция загребёт».

Юноша задумчиво посмотрел на девушку, на машину. И сел. Почему бы нет?

Поехали. (Фотоэскизы сцены)

- Чего видок такой бандитский? Подрался, что ль? – спросила девушка, стрельнув глазками и слегка выделив слово «подрался».

- Вы про кровь? Это не моя кровь…

- Да-а? А чья же это кровь? Кстати, давай на «ты». Меня зовут Ксения. Можно просто – Ксю.

- Очень приятно, Ксю… – машинально сказал юноша.

- Ну так чья кровь?

- Да я тут, знаешь ли, минут пятнадцать назад права человека нарушил в грубой форме. Ан-ти-соци-яль-ный по-сту-пок со-вер-шил.

- Хм, молоток… А тебя как звать? Скажи так – как называли тебя близкие люди, которым ты… небезразличен?

- Ну, бабушка всегда называла меня просто «внучек»…

- Ага… Тогда я буду называть тебя, – девушка улыбнулась, – Волчок. Или Волчик… Нет, лучше – Волчонок! По-моему, тебе подходит. Ты ведь хищник. Вампир.

Новоиспечённый «Волчонок» медленно повернулся к ней и смерил очень пристальным взглядом.

- Ух ты, как смотришь – боюсь-боюсь… – усмехнулась девушка. – Дай угадаю, тебя припёрло кровяное голодание? Да расслабься ты – я просто своих чую хорошо. Я тоже – вампир.

Тут волчонок оживился не на шутку.

- Да ты что?! Правда?!

- Да. (чуть окая и подвывая) Мы с тобой одной крови, брат!.. (снова нормальным голосом) Только я не классическая. Прадед мой вроде был кровососом, ну а я теперь по наследству – из психологических. Про психологических-то ты знаешь?

- Знаю, конечно, бабушка рассказывала… Не называй ты так прадеда – зачем ты?

- Ну-ну-ну, ты мне ещё мораль прочти! Имей в виду – я плохая девочка. (и подмигнула)

Некоторое время ехали молча. Потом Волчонок спросил:

- А куда мы едем?

- У меня пока перекантуешься. А там посмотрим.

(Видеопробы сцены: проба-1, проба-2, проба-3)

 

…Выскочив из парка и несясь какое-то время без оглядки, девушка с окровавленной рукой чуть замедлила шаг и заозиралась. Убедившись, что её никто не преследует, она вытащила мобильник и стала судорожно тыкать на кнопки. «Привет, Алёнка!», – бойко раздалось на противоположном конце.

Это был её друг, однокурсник. Алёна срывающимся от рыданий истерическим голосом стала рассказывать, что на неё напали, порезали, что она до сих пор дрожит от страха, – и спросила, можно ли ей сейчас к нему прийти. Конечно, друг был не против.

(Фотоэскиз сцены)

Алёна пришла к нему и всё рассказала. Друг обработал ей порез на плече, некоторое время по-мужски поскрежетал зубами: «Вот сучара, а… Что ж ты, Алёнушка, в такое время одна-то ходишь?..» Потом сказал, что ей обязательно надо написать заявление в полицию. На следующий день она так и сделала – рассказала о случившемся в полиции и дала описание примет нападавшего.

 

Волчонок – в квартире у Ксю.

К: — Вино будешь?

В (решительно): — Да.

К: — Тебе какого – красного, белого?

В: — Белого. (маленькая пауза) Хватит с меня на сегодня красного…

Ксю ухмыльнулась. Пока она разливает вино, Волчонок корчит рожи перед зеркалом в горькой самоиронии.

- Что теперь думаешь делать? Как дальше жить? – спросила Ксю Волчонка, подавая ему одной рукой бокал вина, а в другой руке держа свой.

- Понятия не имею…

Ксю начинает рассуждать о том, что ему теперь надо регулярно охотиться. Говорит, что у неё есть знакомства в криминальном мире, что она могла бы свести его с опытными людьми, которые подучили бы его мастерски выслеживать добычу и не оставлять следов… пускается в абстрактные рассуждения о том, что нужно быть циничным и жестоким, безжалостным, что раз природа создала тебя хищником, то и ходи на охоту, не брезгуй насилием для удовлетворения своих потребностей… (В этой сцене Ксю ведёт себя как искусительница-соблазнительница-обольстительница.)

Волчонок долго слушает её, а потом говорит:

- Ни на какую охоту я больше ходить не буду.

- Умрёшь.

- Умру. Значит, туда и дорога. Серьёзно, перед тем, как ты меня подобрала, я шёл и размышлял – мне лучше с крыши сброситься или под поезд прыгнуть…

Ксю вздохнула и сказала:

- Ладно, миролюбивый ты мой, умирать тебе не придётся.  Я сведу тебя с «Сетью».

- А у тебя есть контакты с «Сетью»?! Что ж ты сразу не сказала?

- А может, я тебя на вшивость проверяла. Да, есть контакты. Будешь снова потреблять кровь самую что ни на есть гуманистическую.

(Видеопробы сцены: проба-1, проба-2)

 

Потом Ксю говорит Волчонку о том, что девушка, на которую он напал нынче ночью, наверняка обратится в полицию, и что его теперь будут искать. Поэтому нужно «делать ноги». Как это ни печально, но придётся ему срочно забрать документы из университета, отчислиться и уехать в другой город. Волчонок соглашается с резонностью довода. «А я-то собирался стать великим учёным и заниматься искусственным синтезом человеческой крови…»

 

После этого Ксю переводит разговор в другое русло – рассказывает об особенностях своего психологического вампиризма, о своих потребностях… Предлагает Волчонку побыть её психологическим донором – и поучаствовать в её садомазохистских играх. Волчонок вначале несколько шокирован, он отнекивается, но, в конце концов, оказывается убеждаем…

(Это самая пикантная сцена пьесы, и вопрос с ней пока открыт – возможно, она будет включена только в «режиссёрскую» версию.)

 

На следующий день, хорошенько выспавшись, Волчонок отправляется в университет забирать документы. На это у него уходит несколько дней.

В самый последний день, когда все вопросы с документами у него уже решены и он официально отчислен, Волчонок направляется к выходу из здания университета. Дверь стеклянная, и Волчонок видит, что снаружи к ней приближается девушка. По привычке хорошего воспитания, Волчонок открывает перед девушкой дверь и ждёт, когда она пройдёт. Девушка проходит, говорит «спасибо» и… они встречаются глазами.

Это Алёна. Та самая девушка, на которую Волчонок напал в парке. Он узнал её, а она – его.

Алёна вытаращила глаза, открыла рот и попятилась, а Волчонок юркнул в дверь и быстрым шагом стал удаляться от здания университета. Алёна сквозь дверь осторожно проследила за ним глазами. Увидела неподалёку компанию из трёх её друзей – включая того, к которому она приходила той самой страшной ночью.

Алёна выхватывает мобильник, звонит другу и кричит: «Смотри – вон он идёт! Это он! Он!!! Тот псих, который на меня напал!» Парни кидаются догонять Волчонка. Тот убегает от них. Пытается скрыться между зданиями, но попадает в тупик.

Три здоровенных парня набрасываются на худощавого Волчонка и пытаются его бить. Алёна бежит следом – понаблюдать за дракой. Волчонок, надо заметить, драться не любит и не умеет. Однако, как уже было сказано, вампиры сильнее людей – и ему всё же удаётся отбиться и разбросать их в разные стороны.

Алёна наблюдает за тем, как дерётся Волчонок. И она видит, как он… аккуратен. Он как будто всё время боится травмировать противников, как будто бы сдерживает себя. И выражение лица у него такое, как будто он извиняется. Повалив на землю последнего противника, Волчонок словно бы просит его проявить благоразумие: «Ну всё, всё… Полежи. Успокойся».

Волчонок отходит от троих поверженных противников и снова встречается глазами с Алёной. Та говорит: «Не подходи ко мне!», – и делает несколько шагов назад. Но Волчонок не проявляет никаких признаков враждебности. Он несколько секунд молча смотрит на неё, а потом прижимает правую руку к груди и произносит: «Ну прости ты меня! Прости! Пойми – не было у меня выбора!..» И убегает сам.

Поверженные парни постепенно очухались. Один из них – тот самый, к которому Алёна подалась первой ночью, – восклицает: «А я знаю его! Это биолог с первого курса! Нужно в деканате его фамилию узнать и скорей в полицию сообщить! Алёна, слышь?»

Но Алёна стоит в каком-то ступоре. О чём-то сосредоточенно думает. У неё в душе что-то дрогнуло.

«Алёна! Алёнка! Да что с тобой такое? Тьфу, блин, я щас сам в полицию позвоню…»

(ВИДЕОВЕРСИЯ СЦЕНЫ)

 

Волчонок рассказывает о случившемся Ксю. Та очень разволновалась. «Тебе нужно срочно, срочно бежать!»

Волчонок стремглав отправляется на вокзал с уже собранным рюкзаком, на ходу покупает билеты в кассе… и тут его останавливает полицейский. «Предъявите документы, молодой человек». «Та-ак, понятно, пройдёмте».

Бить полицейского, а потом удирать Волчонок не решился.

(ВИДЕОВЕРСИЯ СЦЕНЫ)

 

В полицейском участке проводится процедура опознания. На скамейке сидит Волчонок. Рядом с ним – двое подсадных. В комнату опознания полицейский заводит Алёну.

Алёна и Волчонок довольно долго смотрят друг другу в глаза. Потом Алёна отводит взгляд и произносит: «Нет, я никого из этих людей не узнаю. Здесь нет того, кто на меня напал».

И Волчонка отпускают.

 

Ксю и Волчонок удивлены и обрадованы, что всё вот так обошлось.

…В квартире Волчонка:

Ксю:

– Слушай, ну ты, считай, прямо заново родился! Это надо отметить!

Волчонок:

– Да уж!.. Ха, получается, зря я отчислялся! Теперь снова восстанавливаться буду…

Ксю (задумчиво):

– Повезло же тебе всё-таки… Зацепил ты её чем-то, эту девушку!

Волчонок:

– Кстати, Ксю… Я хотел бы… (пожимает плечами) «спасибо» сказать ей, что ли… Ты можешь выяснить, кто она, на каком курсе учится, в какой группе…

Ксю (усмехнувшись):

– Недостаточно с ней ещё наобщался? (пауза) Хорошо, я выясню. Это несложно.

 

Через несколько дней Волчонок подошёл к Алёне в университете и окликнул её. Она остановилась и позволила ему подойти.

- Я хотел поблагодарить тебя за то… что не выдала меня.

- Да ладно, не за что. – Алёна смотрела на него с напряжением, но уже без страха. – Просто как-то странно всё это… Ну, я подумала, что, возможно, я чего-то не знаю.

- Да! Да! Поверь мне, это именно так!

- Хорошо, поверю.

- Значит, без обид и всё в прошлом?

- Да, без обид и всё в прошлом.

- Здорово. Отлично! Спасибо тебе ещё раз.

И Волчонок собрался уходить. Но Алёна остановила его:

- Эй, подожди!

Он обернулся.

- Ну так может всё-таки объяснишь, кто ты такой? И… – она слегка улыбнулась, – Позволишь узнать тебя поближе?

(ВИДЕОВЕРСИЯ СЦЕНЫ)

 

Волчонок посвятил её в свою Тайну – рассказал о вампирах и их природе.

И они начали встречаться. И Алёна обнаружила в нём интереснейшего собеседника и доброго, чуткого человека. У них закрутился роман.

Они гуляли, разговаривали… Вместе ходили в кино, на танцы, в боулинг… делали всё то, что делают парочки. (Здесь следуют различные романтические видеозарисовки – вот их фотоэскизы.)

 

Как-то раз они зашли в парк, где встретились первый раз при столь своеобразных обстоятельствах.

В. (улыбаясь, шутливым тоном): — Кстати, а ты помнишь, что это за место? (Алёна взглянула на него с ничего не выражающим лицом – Волчонок не понял, какие у неё сейчас внутри эмоции.) Не узнаешь? (показывая пальцем) Вот там мы с тобой… впервые встретились.

А. (глядя на него испепеляющим взглядом, сердитым тоном): — Не стóит.

В. (растерявшись и слегка поникнув): — Что не стóит?

А.: — Не стóит об этом вспоминать. Мне это неприятно.

В. (помолчав): — Алёна, извини, пожалуйста, я не хотел тебя расстроить… Но ведь от моей природы мне никуда не деться – и нам с тобой всё равно, так или иначе, придётся с ней сталкиваться…

А. (чуть взвинчиваясь): — Ты знаешь, мне бы не хотелось с ней сталкиваться! (спокойнее) Ты хороший человек, ты мне очень нравишься, но то, что у тебя есть такого рода проблемы, – это грустно.

В. (грустно делая вывод): — То есть для тебя это… (сделав паузу и выделив слово) проблемы

А.: — А что, разве нет? Когда у человека отклонения, да ещё такие, – конечно, это проблема. И да, меня огорчает, что у моего парня отклонения. Тебя это удивляет? По-моему, это естественно. И ты уж прости, может быть, я эгоистка, но мне, честно говоря, не хотелось бы, чтобы эти отклонения меня как-то касались.

(Видеопроба сцены)

 

Алёна в гостях у Волчонка. Он её угощает.

А: — Ммм, вкусно.

В: — Это бабушка меня научила. (фото бабушки стоит в рамке на видном месте) Она почти всему меня научила. (далее – глядя в тарелку, тише) В том числе и тому, чему никто, кроме неё, не научил бы…

А (после некоторой паузы, глядя на Волчонка в упор, с лёгким вызовом): — Тому, как вести себя с людьми?

В (поднимая глаза, спокойно): — Да. И этому тоже.

А (после паузы, улыбнувшись): — Она хорошо тебя научила. Мне нравится.

(пауза)

А: — Ты извини, я тебе сегодня в парке наговорила всякого… Наверно, слишком резко – то же самое можно было сказать и мягче. Не обижайся, хорошо?

В: — Не буду.

А (со сдержанным сочувствием): — Трудно тебе, наверно, приходится.

В (чуть улыбнувшись): — Когда как.

(Видеопроба этой части сцены)

А (подавшись к Волчонку, положив свои ладони на его руки, доверительно): — Скажи, ну к чему такие сложности? Почему бы вам… (чуть запнувшись) вампирам… не рассекретиться? Времена-то уже не те, что раньше – инквизиция на кострах не сжигает, общественность стала вдумчивей. Сексуальные меньшинства, вон, вполне легализовались уже, и привыкли все к ним…

(Видеопроба этой части сцены)

Волчонок ответил:

«Допустим, у тебя есть хвостик. Родилась ты такой – с хвостиком. И никуда его не денешь, отрезать нельзя – почему-то это твой жизненно важный орган.

Но ты всё равно хочешь жить – как все нормальные люди. И хочешь ходить на балы – танцевать, влюбляться… И ты покупаешь себе бальное платье. Но вот беда – для хвостика оно слишком неудобно, очень жмёт. И ты берёшь, и потихонечку делаешь разрез для хвостика, выпускаешь его наружу и как-нибудь маскируешь-декорируешь, чтоб незаметно было.

Да, ты, конечно, можешь обратиться на швейную фабрику с предложением выпускать платья специально для таких, как ты, хвостатых. Но ты представляешь, что тут начнётся?! Обязательно кто-нибудь завопит: «Это безобразие! Не бывает такого, чтоб у человека рос хвост! Не должно такого быть!..»

И всё – начнут тебя исследовать, обследовать, анализировать, диагностировать, затаскают по всяким лабораториям… А ещё журналисты замучают… А ещё политики… А ещё какие-нибудь фанатики религиозные, ксенофобы…

Полжизни уйдёт на то, чтоб доказать всем, что ты имеешь право жить и что жить тебе нужно именно так, а не иначе. Пока будешь всё это доказывать – на жизнь-то времени уже и не останется…

Может, ты и права. Может, нам действительно пора повылезать из норок. Но мы пока морально не готовы – тысячелетний страх в нас живёт и тысячелетняя осторожность».

 

За время этого монолога Волчонка Алёна должна уже оказаться совсем рядом с ним, их лица будут напротив друг друга и сблизятся – намёк на возможность поцелуя.

(Видеопробы этой части сцены: проба-1, проба-2)

Конец второй части. Начало третьей – как раз на следующее утро. Подразумевается – после ночи, которую Алёна и Волчонок провели вместе.

 

 

Часть 3. Симбиоз

 

«Вставайте, граф, вас ждут великие дела!» – услышал Волчонок голос Ксю из трубки только что разбудившего его мобильника. – «У нас сегодня большой день. Мы едем знакомить тебя с нашим паханом. Мировой мужик – правда, трындит без умолку. Все наши зовут его Сказыч. Курирует «Сеть» в нашем регионе».

«Хорошо, сестра. Спасибо. Я буду», – ответил Волчонок.

«Да, и принцессу свою бери – думаю, для неё это тоже будет крайне познавательно».

В., с сомнением: «Ох, не знаю, согласится ли она… Ну ладно, попробую».

К.: «Давай, постарайся, уболтай её. Всё, братишка, чмоки. Сейчас смс-кой пришлю адрес и время встречи».

Волчонок погладил по волосам и поцеловал лежащую рядом Алёну. «Доброе утро, принцесса. Говорят, у нас сегодня большой день».

(Видеопроба сцены)

 

По дороге в Клуб:

В. (глядя то в мобильник, то на номера домов): — Ага, кажется, сюда…

А. (руки в карманах плаща, в лице и позе напряжение, слегка ухмыляется – ей не вполне уютно, но в то же время любопытно): — Боже мой, что я делаю, куда я иду…

 

(Далее в тех кадрах, где фигурирует нынешний Сказыч, у него борода и усы. В сцене его воспоминаний он без бороды и усов – вроде как моложе :) )

 Психологический вампир Николай по прозвищу Сказыч и впрямь оказался весьма разговорчив и склонен к активной мимике и жестикуляции. Его наследственный вампиризм проявил себя в гипертрофированной логофилии (мания общения, мания публичных выступлений и лицедейства, мания обмена информацией, графомания). Недаром же он был основателем закрытого философско-просветительского вампирского клуба «У Сказыча».

(Более детальное описание первой встречи в клубе у Сказыча)

 

Сказыч многое рассказал ребятам об истории и философии вампиров, об их проблемах. Несколько бесед он посвятил обсуждению Истин Вампиров, особенно четвёртой, последней – о проблеме Выбора.

Он рассказал о том, как в своё время сам столкнулся с этой проблемой – и проявил насилие. Был у него период острого психологического голодания – состояние не смертельно опасное, как у классических вампиров, но всё же крайне болезненное и делающее психологического вампира практически инвалидом. И был он в психологической зависимости от девушки Вики – гламурной барышни лет 20. Высокомерной, надменной, неприступной красавицы. Очаровательной царственной стервы.

Ему нужно было поговорить с ней. Очень нужно. Но Вика не соглашалась предоставить ему даже такую возможность. И удалось ему добиться десяти минут общения с ней только одним способом. Когда он наставил на неё пистолет и потребовал выслушать. Правда, в конце разговора он вытащил обойму и показал ей, что пистолет был не заряжен. И добавил: «Я никогда не стал бы нацеливать на тебя заряженное оружие».

(Эта сцена из воспоминаний Сказыча пока также находится у меня в стадии вынашивания.)

(Видеопроба первой сцены эпизода)

 

Сказыч рассказал, что стержневым понятием в идеологии большинства современных вампиров является Симбиоз. Попытки быть «хищниками», «охотниками», «завоевателями», которые вампиры на протяжении истории предпринимали неоднократно, не оправдали себя. Да, у вампиров случались локальные победы и, бывало, они даже приходили к власти в крупных государствах (например, в Германии во второй четверти двадцатого века). Но всегда нарушение равновесия между людьми и вампирами заканчивалось плачевно. И всегда это обостряло неявную ненависть между людьми и вампирами.

Философия насилия не оправдала себя. И теперь раса вампиров так или иначе стремится к Симбиозу с людьми – к тому, чтобы находить точки соприкосновения и взаимовыгодного сотрудничества. Кровь людей жизненно необходима вампирам. Но и вампиры очень многое могут дать человеческому обществу в силу своих особых генетических способностей – и они подарили миру уже немало великих деятелей науки, искусства, спорта…

 

Сказыч представил ребятам нескольких членов его клуба. (Их я пока тоже продумываю – чтоб они получились поколоритнее :-) )

 

Где-то через пару месяцев знакомства с ребятами он предложил им отправиться в романтическую поездку на Лесной Курорт, которую он готов для них организовать. «Там такие леса! Зайдёшь куда-нибудь подальше, и на десять километров вокруг – ни души! Только лес первозданный!»

Ребята восприняли предложение с энтузиазмом.

Перед походом Сказыч сделал им подарки: Алёне – походный нож, Волчонку – походные часы. Во время вручения подарков Волчонок и Алёна улыбчиво переглядываются друг с другом – в том смысле, что вот, мол, вечно Сказыч что-нибудь такое напыщенное, пафосное и сентиментальное выдумает.

Сказыч Алёне: — Да не забудь взять вот этот нож. Вещь полезная – в походе пригодится, особенно в лесу. Не забудешь?

Алёна, улыбаясь: — Не забуду.

Сказыч Волчонку: — Это непростые часы, это талисман. Беду отводят. Носи их обязательно и ни в коем случае не снимай. Будешь носить?

Волчонок, улыбаясь: — Буду.

- Обещаешь?

Волчонок, улыбаясь ещё больше: — Обещаю, Сказыч, обещаю.

 

Обеспечивать Волчонка кровяной подпиткой во время поездки будет некий свой человек, который работает на Лесном Курорте. Правда – условие: Алёна не должна видеть его, а порции крови он должен передавать Волчонку только из рук в руки. Из соображений безопасности «Сети» – чем меньше свидетелей, тем лучше.

 

Во время поездки Волчонка похищают неизвестные. Зрители видят только две фигуры в масках. Они подъезжают на машине, хватают Волчонка, надевают ему на голову мешок, запихивают в машину и куда-то увозят. Через несколько минут Алёне приходит смс-ка с номера Волчонка: «Своё животное ты больше не увидишь». После этого звонки на его номер не проходят – «телефон абонента выключен или находится вне зоны действия сети».

Алёна в панике звонит Сказычу и срывающимся голосом кричит в трубку: «Сказыч! Миленький! Волчонка похители!» Сказыч говорит, что обращаться в полицию, конечно, нельзя – это небезопасно для «Сети снабжения». Но обещает помочь, говорит, что попробует подключиться по своим каналам к спутникам, с которых можно вести наблюдение за местностью в высоком разрешении и попытаться выследить машину похитителей. И это максимум, что он, Сказыч, может сделать.

Двое суток Алёна не находит себе места, сидит в домике в снятой комнате или бродит вокруг. Бормочет себе под нос: «Ишь ты, животное… Сами они – животные…». Постоянно названивает Сказычу – но о Волчонке никаких известий.

В начале третьих суток Сказыч неожиданно будит её звонком и сообщает: «Волчонку удалось сбежать. Его двое суток держали в каком-то подвале. По всей видимости, ему удалось ещё и захватить телефон с GPS-навигатором – он прислал мне смс со своими координатами. Но перезвонить ему на этот номер я не смог – вызов не проходит. Продолжу поиски со спутников – теперь мы хоть приблизительно знаем, где искать».

Алёна умоляет Сказыча поторопиться – ведь идут уже третьи сутки, как Волчонок не подпитывался. Счёт идёт на часы – у него уже должно было начаться кровяное голодание. Сказыч отвечает, что да-да, он знает.

Через некоторое время Сказыч сообщает, что ему удалось засечь Волчонка, что Алёне нужно брать машину и ехать – Сказыч будет по телефону указывать ей путь. Алёна стремительно бросается в машину и на полном газу срывается с места.

Время от времени Сказыч сообщает, что потерял Волчонка из виду, потому что тот бредёт по лесу и часто меняет направление. Сказыч просит подождать, пока следующий спутник войдёт в зону видимости и он отыщет Волчонка снова. Нервы у Алёны на пределе. После очередного сообщения Сказыча, что он снова потерял Волчонка, она некоторе время смотрит широко раскрытыми глазами на телефон, у неё дрожат губы, она срывается и в отчаянии начинает истерично колотить руль обеими руками и едва ли не головой, кричит (звука мы не слышим, только видит, что она кричит).

 

Здесь, как говорят в кинематографе, должен идти видеоряд «повышенной эмоциональной напряжённости» :) Звучит тревожная драматическая музыка – всё передаёт ощущение стремительности, накалённости атмосферы. Друг друга сменяют кадры: Алёна, едущая в машине, кусающая губы и умоляюще глядящая на телефон в ожидании очередного звонка от Сказыча; Волчонок, бредущий по лесу пошатывающейся походкой, спотыкающийся, цепляющийся за деревья. Ему становится всё хуже и хуже – у него уже плывёт перед глазами. В конце концов, он теряет сознание и падает на землю.

Эти кадры периодически сопровождаются ещё и усиливающими драматический эффект надписями: «Прошло 2 суток 18 часов…», «Прошло 2 суток 22 часа…». Последняя надпись появляется крупными буквами на тёмном фоне: «Прошло 3 суток 1 час 15 минут…»

 

Следующий кадр – Алёна мчится по лесу. Впереди – неподвижно лежит Волчонок. Он умирает. Алёна подбегает к нему, падает перед ним на колени. Резким движением она обнажает себе предплечье, выхватывает нож, вручённый ей ранее Сказычем, с коротким стоном она одним махом взрезает себе вену на предплечье и прислоняет рану к губам Волчонка. (Алёна режет левую руку, сжатую в кулак.)

Она поворачивает ему голову и прижимает порез вплотную к его рту – Волчонок не реагирует. Она начинает шевелить ему губы, подтягивает их пальцами к своей крови – как бы имитируя сосательное движение его губами, пытаясь спровоцировать у него сосательный рефлекс. Волчонок не реагирует. Алёна, мотнув головой от бессилия, начинает молить, тряся Волчонка: «Ну пей же, пей, пожалуйста!» Тут у неё возникает новая мысль – и она начинает интенсивно сжимать-разжимать порезанную руку в кулаке, усиливая пульсацию крови из раны.

Наконец, губы Волчонка шевельнулись, почувствовав кровь. Он судорожно булькнул, вздрогнул, присосался к порезу и начал жадно пить. Алёна издаёт глубокий вздох облегчения и закрывает-полузажмуривает глаза, отпуская напряжение. Волчонок постепенно приходит в себя и возвращается к жизни. Алёна, прижимая порез ему ко рту, обнимает его голову руками, гладит по волосам и щекам.

Когда Волчонок закончил пить, она заглянула ему в глаза и дрожащим голосом спросила: «Ну как ты?». Волчонок улыбнулся, попробовал пошутить – хрипло ответил: «По сравнению с Бубликовым – неплохо». Алёна смеётся, прижимает его голову к своей груди, целует его, шепчет: «Любимый мой…». Из глаз её текут слёзы.

Здесь, по идее, зрители тоже должны заплакать.

 

Некоторое время герои молча обнимают друг друга. Потом Алёна говорит:

- Как хорошо, что ты сбежал…

Волчонок:

- Я не сбежал. Меня дня два держали в каком-то подвале, потом снова нацепили на голову мешок и вывезли обратно в лес. Выбросили из машины и сказали: «А теперь вали куда хочешь! Свободен!» Я так и не понял, что им от меня было нужно…

Алёна непонимающе смотрит на него:

- Подожди, то есть как? А телефон с GPS ты откуда взял?

Тут уже Волчонок смотрит на неё с недоумением:

- Какой телефон? Мой телефон они у меня сразу же отобрали…

Алёна:

- Подожди, я ничего не понимаю…

И тут откуда-то сбоку, из зарослей, раздаётся голос Сказыча: «Да всё очень просто, Алёна».

 

Алёна и Волчонок идут в заросли на голос. И видят: на земле сидит Сказыч, на коленях у него – ноутбук, рядом стоит спутниковая тарелка. Рядом же сидит Ксю, пьёт чай из термоса.

Сказыч:

- Поздравляю, Волчонок. Ты прошёл Инициацию Вампира. Ты нашёл свой Симбиоз. Спасибо тебе, Алёнка. Ты впервые стала Донором Доброй Воли. Теперь каждый из нас будет молиться за тебя.

Алёна, обескуражено:

- Сказыч, это ж как же всё это понимать?

 

И Сказыч рассказывает всё с самого начала (его рассказ сопровождается повтором некоторых более ранних кадров сюжета – как в развязке детектива, когда всё проясняется).

Когда ему стало известно о том, что бабушку Волчонка задержала полиция, он сразу же распорядился установить наблюдение за Волчонком. И с этого момента Ксю следила за ним неотлучно.

Бабушке помочь он, увы, уже не мог – таковы суровые, но необходимые правила секретности и безопасности «Сети снабжения». Слишком велик был риск, что подозрения о связях с наркомафией, коснувшиеся бабушки, распространились бы и на всю «Сеть».

Но вопрос был теперь в другом. «Сеть», которая до этого всегда имела контакты только с бабушкой, теперь должна была взять Волчонка под свою непосредственную опёку. Однако идеология «Сети» предписывает каждого вновь вступающего в неё вампира подвергнуть испытанию – провести Инициацию. В ходе испытания вампир должен во всей полноте ощутить тяжесть морального выбора – между насилием и дипломатией.

Ксю видела происшествие в парке, когда Волчонок напал на Алёну, – наблюдала в бинокль из своей машины. Когда Волчонок, заляпанный кровью, медленно побрёл из парка, Ксю решила, что пора выходить на сцену, и подобрала Волчонка.

Кстати, Ксю поначалу выступала для него в роли искусителя (повторяются кадры с наиболее циничными и шокирующими фразами Ксю).

Рискованный момент в испытании, устроенном для Волчонка, был тогда, когда полиция задержала его на вокзале. Трудно было предугадать такую роковую случайность, что Алёна встретит его в университете, узнает его, позовёт на помощь друзей, а потом те сообщат в полицию его имя. Если бы Алёна не отказалась от своих показаний, если бы полиция задержала его хотя бы на трое суток – он мог бы разделить судьбу своей бабушки… «Что ж, значит, судьба такая», – в своей обычной жёсткой манере вставила комментарий Ксю во время рассказа Сказыча.

Последний этап испытания заключался в инсценировке похищения Волчонка (показывается кадр, как Сказыч и Ксю надевают маски и садятся в ту машину, на которой «неизвестные» увезли Волчонка). После того, как Волчонок был отпущен, они шли вслед за ним по лесу. Конечно, он их не видел.

Всё прошло по сценарию – Алёна воспользовалась ножом (повторяется кадр, как Сказыч вручал ей нож). А сам Сказыч, находясь неподалёку, следил за состоянием организма Волчонка с помощью специального датчика, встроенного в его наручные часы («Очень дорогая технология», – добавляет Сказыч). Волчонок, как и обещал, часы не снимал (повторяется кадр, как Сказыч вручал ему часы и брал с него обещание их не снимать).

Если бы Алёна не успела, если бы Сказыч увидел, что жизнь Волчонка под угрозой, – он бы сразу дал ему подпитку (Ксю показывает ребятам пробирку с кровью, насмешливо глядя на них и игриво побалтывая пробирку в пальцах).

Но Алёна успела.

Инициация считается законченной, когда найдётся хотя бы один человек, который хотя бы один раз согласится по доброй воле, а не под принуждением, стать Донором для вампира  и дать ему свою кровь. После этого вампир становится полноправным членом «Сети», а имя человека вписывается в «Книгу Доноров», которая почитается у вампиров как священная.

(Более детальное описание последней сцены)

 

HAPPY END :-)




Опубликовано 27 января 2011


Рубрики: Записки вампира

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CAPTCHA image
*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>